Девушка в слезах

Кажется, все уже начали забывать известную акцию #Metoo. Но на самом деле эти проблемы продолжают давить на наше больное общество. Карантин поспособствовал ухудшению психологического состояния общества. И одно из последствий такого ухудшения – домашнее насилие. Так что мы предлагаем вам освежить в памяти эту тему вместе с журналом Еще! и не оставаться в стороне.

Бьет – значит любит? Интервью о домашнем насилии

Издательство «Альпина Паблишер» выпускает книгу журналистки Дианы Садреевой с громким названием «Ты не виновата. Почему домашнее насилие – это не про любовь». Эта книга – настоящий сборник интервью, собранных в течение полутора года. Пообщавшись лично с жертвами домашнего насилия, Диана Садреева собрала около 50-ти интервью. Однако эта работа – не просто тексты. Автор детально объясняет, куда нужно обратиться в случае домашнего насилия, как найти в себе силы жить дальше и разорвать отношения, как успокоить страх и решиться на первый шаг, а также какими должны быть эти первые шаги к лучшей жизни. Сердце книги – личные и реальные истории женщин, переживших домашнее насилие. Они не виноваты – и это правда.

PS Автор и издательство дали разрешение на публикацию в сети одной из историй, помещенных Дианой Садреевой в ее книгу.

Обложка книги Дианы Садреевой
esquire.ru

Одна история домашнего насилия

А сейчас предлагаем вам почитать отрывок из книги Дианы Садреевой с громким названием «Ты не виновата. Почему домашнее насилие – это не про любовь».

***

Вике двадцать лет. Она познакомилась с будущим мужем в восемнадцать, и через год у них родился ребенок. Ребенок не был желанным — после того, как тест неожиданно показал две полоски, Вика четырежды подходила к серому зданию женской консультации города Саратова с мыслями о прерывании беременности. В первые два раза уходила домой, в третий записалась на прием к гинекологу, в четвертый, оказавшись там, постыдилась говорить седовласому пятидесятилетнему врачу о желании сделать аборт.

Будущий муж, который был старше на семь лет и уже имел трехлетнего ребенка в первом браке, новости не обрадовался, настаивал на прерывании, но в итоге молча принял Викино решение. Она регулярно сдавала анализы и приходила на утренние приемы, как примерная школьница. О том, что внутри нее ребенок, вначале думать не хотела: новые ощущения сложно было назвать приятными. Вика была студенткой первого курса, училась довольно неохотно, поэтому абсолютно спокойно бросила учебное заведение и стала идеальной домохозяйкой. Она очень хотела заслужить предложение о замужестве, но вначале мужчина отказывался звать беременную под венец. По словам Вики, Андрей всегда был скуп на эмоции, строг и холоден, хотя подруги Вики убеждали: «С таким, как он, будешь как за каменной стеной». Он неплохо зарабатывал, самостоятельно покупал продукты, выдавал деньги на необходимые витамины и одежду, но не более {…}

Слеза
@aliyahjam / unsplash.com

«Андрей впервые избил Вику в день свадьбы: праздник закончился, входная железная дверь захлопнулась за последними друзьями, девушка повернулась к супругу и, не поняв, как, вдруг оказалась прижата к стене. Он схватил ее за горло и процедил сквозь зубы: — И как себя ощущает моя жена? Ей запомнилось злобное выражение его лица: как сузились голубые глаза и надулась большая вена на лбу. Вика попыталась сглотнуть слюну и выкрикнуть хоть слово, но ничего не получилось. Она еще раз посмотрела на него, почувствовав, что воздух заканчивался, а желание жить усиливалось. Он ослабил хватку, и она упала на пол».

— Я же беременна, — прошептала Вика, — за что… — и, так и оставшись лежать в дешевом свадебном платье, взятом в аренду по случаю торжества, заплакала. Андрей слегка пнул ее, прошел на кухню, кинул пиджак на стул и заварил себе кофе.

— У нас осталось что-нибудь из еды? — крикнул он. Вика хотела подойти к нему, задать несколько вопросов, но вместо этого склонилась над пакетами с едой и, откашлявшись, сказала: — Жареная рыба есть. И торт. {…}

Дождь
@tinamosquito / unsplash.com

Вике всегда нравились такие мужчины, как Андрей: высокие, худощавые, светловолосые, гоняющие по городу на автомобилях под громкую музыку. С ними ей было комфортно и не стыдно за свое прошлое. Девушка никогда не видела отца, большую часть времени, впрочем, не видела и мать: та была то на пьяных посиделках, то на работе. С шести лет Вика была предоставлена самой себе — ела то, до чего могла дотянуться, забравшись на детский стульчик, надевала то, что находила в груде вещей. Когда-то она любила рисовать и думала, что станет дизайнером, но в итоге поступила на менеджера по туризму в один из самых непрестижных городских вузов. Девственности лишилась в двенадцать и с тех пор никогда долго не засиживалась в одиночестве. Девушка была заметной — красила волосы в яркорыжий и накладывала на ресницы толстый слой фиолетовой туши. Худенькая, невысокая, но смешливая и спортивная, она привлекала внимание мужчин.

С Андреем познакомилась на улице, когда стояла у дороги и, вытянув руку, пыталась поймать машину до дома. Он остановился и сказал:

— Подвезти?

— Да, — ответила она и, довольная, плюхнулась на кресло. — А можно мне поднять спинку? — спросила, имея в виду водительское сидение.

— Вначале поднять попку, потом поднять спинку, — пошутил он, барабаня пальцами по черному рулю, и Вика засмеялась.

И тогда в машине, и сейчас на кухне она позволила ему вести себя так, как он хотел: сдавить тонкую шею, съесть кусок жареной рыбы, сказать грубую шутку — она молча принимала все его поступки, слова и действия. Под шум телевизора они доели все, что было, и легли вместе спать.

Утром Вика проснулась — ей было больно глотать, вначале она не поняла почему, а потом вспомнила то, что случилось сразу после свадьбы. Она подошла к маленькой деревянной кроватке и достала оттуда ребенка — их дочь, которая родилась семимесячной, крохотной, но здоровой малюткой. Попросила ее:

— Тише, тише, пожалуйста, не плачь. — Но новорожденные дети не всегда прислушиваются к маминым просьбам.

— Заткни ее прямо сейчас, или я подойду и придушу подушкой.

Женщина лежит на кровати
@yrss / unsplash.com

Она слышала эти угрозы на протяжении последних трех месяцев — с того самого момента, как их выписали из родильного дома. Несколько дней все было в порядке — дочка ела и засыпала, потом опять ела и снова засыпала. Ее сон никто и ничто не беспокоило, как и сон молодой мамы. Андрей не приехал встречать жену и еще двое суток не появлялся дома. А когда вернулся, то прямо в обуви, предварительно пошаркав ногами о коврик, прошел на кухню:

— Ну че, — спросил он осипшим голосом, — как дела?

— Ты где был? — ответила вопросом на вопрос Вика и сразу же почувствовала боль от деревянной разделочной доски, брошенной в ее голову.

— Где хочу, там и буду, поняла? Тебя это не касается. Поняла?

Вика смотрела перед собой: белая сахарница была вся в коричневых разводах. «Надо бы помыть», — подумала она.

— Ты меня поняла?! — еще раз крикнул Андрей и схватил ее за волосы, собранные в пучок.

— Поняла-поняла, — кивнула Вика. {…}

— Ты же понимаешь, — сказал Андрей, — я не хотел еще детей. Не хотел жениться. Все, что произошло, исключительно твоя вина. Ты не сделала аборт, хотя я просил. Так что с ребенком тебе придется сюсюкаться самой — от меня не будет никакой помощи.

— Но это и твой ребенок, — попыталась спорить она.

— Нет, у меня только один ребенок, от первого брака. Второй ублюдок мне не нужен.

— Она не ублюдок… Не говори так.

— Если будете мне надоедать, выкину на улицу, — ответил он, выключил телевизор и вытянул ноги на диване. — А теперь я буду спать.

Мужчина и женщина
@ericjamesward / unsplash.com

Вика посмотрела на дочку и со слезами на глазах вернулась на кухню. Там пролистала телефоны в записной книжке — из близких только мама, лучшая подружка и друг детства. Рассказывать им о семейной жизни было стыдно, обидно, больно, поэтому она аккуратно положила телефон на стол.

Вика пишет мне, случайно увидев репост моей записи в одной из групп социальной сети «ВКонтакте». На тот момент девушка жила с мужем второй год — дочери едва исполнилось восемь месяцев, и все это время Вика находилась в жутком страхе за ее жизнь.

«— Каждую ночь он говорит мне одно и то же: «Именно сегодня я возьму подушку и придушу твоего ребенка». Я, конечно же, стараюсь не спать, держу дочку рядом, но в какой-то момент все равно засыпаю, а утром вскакиваю с ужасом: «Что, если?» Потом вижу, что она дышит, провожу рукой по щеке: если отводит голову и недовольно морщится, значит, все в порядке. Живая».

Я отвечаю, что его за такое посадят в тюрьму, он врет; слабо себе представляю, как взрослый человек может сознательно думать об убийстве ребенка.

— Он обещает, что сделает все так, будто это я задушила собственное дитя. От безысходности. Оттого, что необразованная. Что аморально себя вела. Типа, сошла с ума.

— Почему вы от него не уходите?

— А куда мне идти? У мамы постоянно собутыльники. К подругам никак, они сами с родителями живут. Никто меня к себе не примет. Работы нет, денег нет, жилья нет. Мне хотя бы несколько лет отсидеться: дочка пойдет в садик, а я — на работу.

— Вы понимаете, что оставаться опасно?

— Понимаю. Но я не знаю, что делать.

Девушка
@kjsfotografia / unsplash.com

Несколько недель мы общаемся и обсуждаем, как быть. Даю контакты телефонов доверия, совместно с сотрудниками которых она прорабатывает план побега. Последовательность действий такова: собрать документы, продумать, кто сможет приютить хотя бы на первое время, накопить немного денег, записать угрозы на телефон, зафиксировать побои и обратиться в полицию.

Вика не делает и половины того, что нужно. Несколько родственников говорят, что не стоит выносить сор из избы и нужно попробовать помириться. Подруга пугается, что всю агрессию супруг Вики перенесет на нее, поэтому решает, что лучше не подвергать себя опасности. Хороший друг обещает молодой матери дать в долг на квартиру, но просит подождать несколько недель или месяцев. И после слов «Я что-нибудь придумаю» перестает отвечать на звонки.

Из веселого и бесшабашного подростка Вика превратилась в пугливую и робкую женщину: она боялась перечить мужу, никогда не защищалась и, будто уже смирившись, принимала каждый удар. Она даже не сворачивалась в калачик, пока он бил ее ногами по животу. Винила себя в том, что не сделала аборт. Если бы прервала беременность, то сейчас ее маленькую девочку никто не хотел бы убить.

— Вика, иди сюда, — он позвал ее на кухню. — Это что такое? — крикнул он, держа в руках телефон. — В полицию на меня вещдоки собираешь?

— Это не то… что… — зашептала Вика.

Андрей бросил в нее чашкой с горячим кофе, вскочил с места и, схватив за волосы, заставил опуститься на пол. Он контролировал ее жизнь от и до: она оказалась в полной финансовой зависимости и отчитывалась за каждый выход из дома. Но о том, что он стал просматривать ее телефон, Вика еще не знала. Она сидела, опершись спиной о стену, и мечтала найти в себе силы подняться и ударить в ответ. {…}

Насилие
witf.io

{…} «Однажды либо он меня убьет, либо я его. Я больше не могу терпеть», — пишет мне Вика и опять пропадает на десять дней.

Друзья на то и друзья, чтобы оказывались в нужное время в нужном месте. У Вики таковых не имелось, поэтому она решила действовать сама — в какой-то момент сложила вещи в потертый черный рюкзак и большой полиэтиленовый пакет из магазина напротив и зашла в знакомый подъезд. Поднялась на несколько лестничных пролетов, встала напротив двери и неуверенно нажала на звонок. Дочь Амелия плакала, и девушка пыталась, укачивая, ее успокоить.

— Кто там?

— Это Вика. А Таня дома?

Дверь открылась.

— Вика? Ты как? — спросила, внимательно посмотрев, мама Тани, крупная женщина лет пятидесяти.

— Можно мне пожить у вас? Пожалуйста. Нам некуда идти. Хотя бы несколько дней.

Женщина кивнула:

— Проходи.

«Две недели они ютились впятером в двухкомнатной квартире: Вика с дочкой, Таня и ее родители. Потом девушка вновь собрала вещи и переехала к другой подруге. Все те ребята, с которыми она раньше гуляла по ночному городу и распивала пиво в беседках, теперь заменили ей семью. Чьи-то родители были недовольны и в открытую оскорбляли молодую мать, но никто не осмелился выгнать малышку на улицу».

Женщина в слезах
@kxvn_lx / unsplash.com

Андрей караулил Вику на улице, писал угрозы ей и подругам. Просил прощения и оставлял на пороге цветы. Вика не хочет больше вступать в отношения, говорит, что встретила Андрея, потому что сама заслужила:

— Я вела себя неправильно. Гуляла. Пила. Курила. Спала со всеми подряд. Я не хочу, чтобы моя дочь была похожа на меня и повторяла мои ошибки.

Отвечаю, что Вика — жертва насилия и не виновата ни в одном из нанесенных ударов, как и дочь не виновата в том, что ее хотели придушить подушкой из-за громкого крика. Вика не соглашается:

— Нет-нет, это я его спровоцировала.

Несколько раз она звонит на бесплатные линии и общается с психологами о том, какой путь ей предстоит пройти, чтобы перестать испытывать чувство вины и вновь начать доверять людям.

«Но сейчас, — пишет мне Вика, — это не главное. Сейчас нужно начать зарабатывать, чтобы снять квартиру и обеспечить дочь всем необходимым».

Устав скитаться и ходить с протянутой рукой, Вика возвращается в дом матери и теперь практически ежедневно выгоняет из дома маминых собутыльников.

— Я с ними справлюсь, — говорит она, — каждый день вспоминаю о том, в каком аду жила. У меня нет ощущения, что это был страшный сон. Это была моя реальность. Никогда раньше я не испытывала столько страха и смирения, как тогда. Если бы он бил только меня, я, наверное, так и терпела бы… Он был прав, когда говорил, что я родила дочь только для себя. Так и получилось. Она моя, и только я в ответе за то, будет она в безопасности или нет.

Ножки ребенка
@bellefoto / unsplash.com

Домашнее насилие: что делать и куда обращаться

В 2019-м году «Левада-центр» провел исследование и выяснил, что 24% россиян сталкивались с домашним насилием. Это могло происходить не лично с ними, а касаться их ближайшего окружения. Как бы там ни было, 24% – это довольно много… Однако мало кто заявляет об этом в полицию. По оценкам экспертов, около 70% женщин умалчивают о своих проблемах дома. Возникает вопрос, почему же жертвы домашнего насилия не просят о помощи. Мы нашли три главных причины. Итак…

Почему женщины не обращаются в полицию?

Конечно, ситуации бывают разными. Но большинство женщин не придают факт домашнего насилия огласке, потому что:

  • не хотят разрушать семью (какой бы она ни была): женщины боятся остаться одни;
  • нет доверия к органам охраны порядка (полиции);
  • боятся не справиться с юридическими сложностями и бюрократическими процедурами.
Расстроенная женщина
nationalobserver.com

Инструкция на случай, если вы столкнулись с насилием дома

Если вы столкнулись с проблемой домашнего насилия, то мы очень хотим помочь вам в этой ситуации. Вот самые первые шаги, которые следует предпринять, если вы столкнулись с насилием дома:

  1. Подумайте о своей безопасности. Прежде всего, доберитесь до безопасного места. Вы должны быть уверены, что вам ничего не угрожает. Что это за места? Дома верных друзей, которые точно не выдадут вас, родных, у которых вы найдете защиту. Кроме того, это могут быть кризисные центры. Важно, чтобы обидчик не знал адреса, куда вы пойдете.
  2. Обратитесь в кризисный центр. Здесь можно получить консультацию, а также составить так называемый «план безопасности». Это шаги, которые помогут вам защитить себя. Адреса российских кризисных центров размещены на сайте «Насилию.нет».
  3. Позвоните на телефон доверия. Если же в вашем городе отсутствует кризисный центр, то можно позвонить в центр «Анна» (по всероссийскому телефону доверия для жертв домашнего насилия +7-800-700-06-00), «Кризисный центр для женщин (ИНГО)» (есть онлайн-приемная на сайте и телефон доверия +7-812-327-30-00), а также в центр «Сестры» (тоже с онлайн-приемной на сайте и телефоном доверия +7-499-901-02-01).
  4. Обратитесь за медицинской помощью (в ближайший травмпункт). Важно, чтобы врач описал все травмы, полученные вследствие домашнего насилия. Не стоит стесняться или бояться чего-то. Назовите имя человека, который причинил вам вред. Проследите, чтобы врач записал все данные, которые вы ему сообщили и дал тщательный, детальный отчет о вашем осмотре. Эти документы пригодятся вам при судебно-медицинской экспертизе. Отнеситесь ответственно к своему здоровью и соблюдайте все рекомендации врача. Иногда незначительные (на первый взгляд) травмы приводят к серьезным последствиям. Прислушайтесь к своему организму: нет ли у вас внутренних болей.
  5. Проконсультируйтесь с юристом. Желательно сделать это в день посещения врача. Юристы из «Зоны права» дают бесплатные консультации. Перед походом в полицию обязательно следует получить совет специалиста.
  6. Напишите заявление в полицию. Не откладывайте это в долгий ящик. По протоколу, врач должен отправить телефонограмму в полицейский участок, но вам также следует написать заявление в полицию самостоятельно. Лучше сделать это сразу после осмотра, максимум – на следующий день. Если вы задержитесь с заявлением, у суда могут возникнуть к вам вопросы.
  7. Составьте детальный протокол. Заявление должно содержать подробное описание произошедшего. Лучше всего заранее подготовить описание последовательности событий – чтобы ничего не упустить. Вас могут попросить описать проблему вкратце, но вы все же сделайте это детально. Подробный протокол поможет вам в суде. Обязательно укажите, куда вы обращались за медицинской помощью.
  8. Проверьте все документы. Если вам дадут на подпись какие-то документы, внимательно их прочитайте. Обнаружив в протоколе неточности, сразу же попросите их исправить.
  9. Предоставьте доказательства произошедшего: свидетелей, записи с камер, аудиозаписи и т. д. Если у вас сохранились угрозы – в телефоне, в чате, в письменном виде – обязательно передайте полиции скрины и все, что вы еще можете к этому приложить.
Судебный молоточек
michiganradio.org

Что будет дальше?

Полиция проведет экспертизу полученных вами травм. В случае, если травмы признаются побоями, проводится административное расследование по статье 6.1.1 КоАП РФ («Побои»). После этого дело направляют в районный суд. Нанесение легкого вреда здоровью предполагает, что полиция выносит постановление о передаче материала на участок мирового судьи. Тогда следует пойти на участок мирового судьи и написать заявление о возбуждении уголовного дела частного обвинения по статье УК РФ 115 («Умышленное причинение легкого вреда здоровью»). Обидчика можно заставить ответить за домашнее насилие только в течение двух лет после происшествия.

«Насилье — тяжкий грех, который грозит расплатой….»

Ас-Самарканди

Сердце
@timmarshall / unsplash.com

***

Наша статья была для вас полезной? Тогда не пропустите наш материал о шести привычках счастливой женщины!

«Когда ты уснешь, я задушу нашу дочь подушкой»: из истории домашнего насилия обновлено: 2 июля, 2020 автором: Богдана Носенок
Не пропустите самое важное в "Google Новостях" от E-W-E.RU
Реклама
Реклама
Реклама
Вверх