Покорит ли новый «Бен-Гур» мир?

БенГур1

Нет смысла сравнивать бекмамбетовского Бен Гура с оскароносной лентой 1959 года или с хрестоматийной книгой Лью Уоллеса. Его не стоит обсуждать и с точки зрения кинематографа, как сложного технологического процесса: бюджет не тот – всего 100 млн. долларов.

Все, что можно, откуда можно было, выхолощено и сведено к незатейливой семейной разборке, которая к тому же привела к привычному голливудскому хеппи-энду. Если кто помнит советский «Солярис» 1972 года с легендарным Донатасом Банионисом и чудный одноименный фильм с Джорджем Клуни, поймут о чем разговор.

Сюжет вроде на месте, интересные колоритные герои присутствуют, все ладно скроено и сшито, только куда-то вдруг исчез дух Книги книг. Остался леденец, от которого никто никогда не откажется, но сравнить его с настоящим трюфелем невозможно. Самое печальное то, что трюфель тому, кто его никогда не пробовал раньше, покажется горьким и никчемным по сравнению с яркой и блестящей конфеткой.

Но обо всем по порядку.

Главным проколом, пред которым меркнут другие ляпы и недоработки, является «второстепенный персонаж» – плотник из Назарета, мессия, Иисус Христос. Как и кому могло прийти в голову, чтобы его играл красавчик-латинос Родриго Санторо? Нет, методично избиваемый на понтонном мосту вернувшимся в «Возвращении героя» железным Шварцем, он был неподражаем, но причем же здесь иудеи? Быть может, господин Бекмамбетов просто «запал» на этого мачо на тюнингованном корвете?

К слову сказать, гламурный Иисус — не единственная отсылка к Библии. О противостоянии двух верований на протяжении всего фильма напоминают мало связанные с канвой повествования хлесткие фразы: «У нас разные боги, Мессала», «Это праздник вашей веры, не моей» и достойный ответ: «И в этом прелесть вина, оно стирает границы».

Теперь, собственно, о Тимуре Бекмамбетове.

Те, кто помнит на собственном опыте «лихие 90-е», никогда не смогут вычеркнуть из памяти чудные рекламные ролики банка «Империал». Как это было свежо, непривычно взгляду бывших советских людей. И каким талантливым тогда казался человек, всё это создавший.

Но по прошествии времени, уже насмотревшись крутых американских блокбастеров, эти же, но уже изменившиеся, люди пришли в кино, чтобы открыть для себя экранизацию полюбившегося многим «Ночного дозора» Сергея Лукьяненко. И что же? Спустя 10 лет те же технические и психологические приемы, такой же доверительно-назидательный голос за кадром.

Можно зайтись от смеха, но экранизация величайшей библейской истории начинается с такого же краткого экскурса в историю с авторскими ремарками: «Римская империя разрослась на тысячи миль, вскормленная пролитой кровью и постоянным страхом…» и дальше: «Империя заберет все, что у тебя есть, заставит наслаждаться страданием, чтобы ты забыл все, что у тебя отняли. У тебя не останется ничего, кроме гнева и жажды отмщения».

Что-то противостоянием двух систем повеяло. Или мне показалось?

Там, за океаном, за кадром звучит голос Моргана Фримена, но нам его не досталось. Кстати, нежно любимый многими Фримен в «Бен Гуре» — единственный, кто великолепен. Но великолепен так привычно, так знакомо. А вот его дреды в начале новой эры… Словно он в кроссовках весь фильм проходил.

Два героя Мессала (Тоби Кеббелл) и Бен Гур (Джек Хьюстон) на вскидку здорово напоминают Гектора и Париса из знаменитой «Трои» Вольфганга Перерсена. Разница только в том, что в один прекрасный момент старший и младший вдруг меняются местами. Они нежно и преданно друг друга любят (пусть один из них, Мессала, приемыш), соревнуются; один, как водится, влюбляется в сестру другого. Потом предательство, схватка не на жизнь, а на смерть, в ходе которой гибнут ни в чем не повинные люди, и счастливое примирение под занавес. По какому-то стечению обстоятельств все это происходит на фоне жизнеописания Иисуса Христа, а занавес подается вместе со смертью Сына Божьего (помните, он здесь у нас мачо?) на кресте и знаменуется еще и исцелением прокаженных и прочими чудесами.

Что в этом Бен Гуре на самом деле здорово, так это сцена морского боя, снятого из трюма галеры. Достоверность освобождения под водой от цепей, приковывающих к веслам, обсуждать неловко, но зрелище великолепное. Кажется, такого приема никто еще не использовал. Ура, Бекмамбетову!

Еще вполне сносно получилась гонка на колесницах в конце фильма. Её многие обвиняют в том, что нарезана на компьютере слишком неаккуратно, не дает просмаковать детали. Опять же, падение и благополучное водворение Бен Гура на место всадника — явный перебор, но что уж тут про реалистичность говорить, чай не 1959-й год на дворе. А вот мысль о том, что эти гонки композиционно срисованы со знаменитых гонок на карах юного Энакина из «Звездных войн», не отпускала на протяжении всего эпизода.

Это самые яркие впечатления от «Бен Гура», снятого в Голливуде Тимуром Бекмамбетовым. Сказать, что фильм плох, невозможно — он легко смотрится. Некоторые неувязочки, небрежности, недоразумения при чуть менее пристрастном просмотре будут незаметны. Бюджет свой он, похоже, отобьет, несмотря на неутешительные прогнозы первого уик-енда.

Творчество, художественная ценность? А много ли у нас ценителей высокого искусства? Да, уж им точно в зрительном зале делать нечего.

Бембакбетов вписался в выделенные средства, в стандартное экранное время («Бен Гур» 1959 года имел хронометраж 212 минут). Качественная работа хорошего мастерового. А кто-то ожидал от клипмейкера чего-то другого? Не все же режиссеры Джеймсы Кэмероны.)

Покорит ли новый «Бен-Гур» мир? обновлено: Сентябрь 14, 2016 автором: Светлана Якн

Текст комментария будет автоматически отправлен после авторизации

Настоятельно рекомендуем вам придерживаться вежливой формы общения, избегать любого незаконного, угрожающего, оскорбительного, непристойного или грубого обращения к другим посетителям ресурса.
Реклама
Новости друзей

Больше интересных историй:

Загрузка...
Вверх